Кто отвечал за бюджетные заявки и финдокументы по скандальному проекту «Астана LRT»

Одно из судебных слушаний по делу «Астана LRT» посвятили допросу сотрудников проверяющих министерств. Они рассказали, как проходил процесс согласования финансовых и экономических документов на этом этапе и кто отвечал за бюджетные заявки и финансовые документы, передает корреспондент ИА «NewTimes.kz» Татьяна Мозговых.

Кто отвечал за бюджетные заявки и финдокументы по скандальному проекту «Астана LRT»
Фото взято с сайта the-village.kz

Семь человек обвиняют в хищении 5,7 млрд тенге при строительстве системы легкорельсового транспорта. Деньги на реализацию проекта — это внешний заем у Китая под госгарантии и трансферт из бюджета.

Если сильно упростить суть обвинения, то подсудимых подозревают в завышении сумм выполненных работ и присвоении средств. Деяние отягчает тот факт (по мнению следствия), что сделали они это в составе организованной преступной группы под руководством директора ТОО «Астана LRT» Талгата Ардана и бывшего заместителя акима столицы Каната Султанбекова.

Подсудимые с обвинением не согласны. Вот уже на протяжении месяца они пытаются убедить суд: если суммы и были завышены, то не ими. Практически на каждом процессе участники процесса апеллируют доводам прокурора: все финансовые и технические документы согласовывались с министерствами, республиканской бюджетной комиссией (РБК), на заседаниях правительства. Тогда почему обвинение предъявлено только им, исполнителям?

Одно из судебных слушаний посвятили допросу сотрудников проверяющих министерств. Они рассказали, как проходил процесс согласования финансовых и экономических документов на этом этапе и кто отвечал за бюджетные заявки и финансовые документы.

Свидетель Куанышулы

Первым в суде выступил бывший руководитель управления автомобильного транспорта нормативного обеспечения тогда еще (в 2014 году) министерства транспорта и коммуникаций Куанышулы.

Было протокольное поручение вице-премьера согласовать в установленном порядке документы в рамках компетенции. Поэтому они поступили. Документы были рассмотрены структурными подразделениями министерства. Мы смотрели их по своей части, на соответствие развитию отрасли автомобильного транспорта. Данное сопроводительное письмо было согласовано всеми структурными подразделениями и направлено в Минэкономики либо финансов, — рассказал свидетель.

— Проверялись ли финансовая часть, обоснование, роль министерства? — спросил прокурор.

В нашу компетенцию данный вопрос не входит. Мы смотрели, на что влияет проект именно в отрасли автомобильного транспорта — уменьшение пробок, влияние на экономику, сокращение времени перевозок. У нас есть департамент финансов. Мы смотрели только техническую часть, — пояснил Куанышулы.

— Вы лично визировали это письмо, которое было подготовлено министерством транспорта и коммуникаций 7 марта 2014 года, №0414? — спросила свидетеля адвокат Акатова.

— Я согласовывал.

— Значит, вы согласовали то, что министерство транспорта и коммуникаций во исполнение поручения премьер-министра Сагинтаева согласовывает и направляет для использования в работе, так?

Да, — ответил он.

Свидетель Жахин

Следующим в суде выступил свидетель Жахин. С 2009 года он работал в системе бюджетного планирования министерства национальной экономики (МНЭ). А после реорганизации перешел в систему МФ РК по той же специализации. Сейчас он руководитель управления планирования бюджета промышленности и транспорта.

— Мы рассматривали вопросы стоимости — порядка 600 млрд тенге. Из них обязательство со стороны правительства было 120-150 млрд тенге. Остальная часть реализуется за счет привлечения займа и под государственную гарантию. Администратором было министерство инвестиции и развития (МИР РК). В соответствии с бюджетным кодексом, все расходы и обоснования предоставлялись от них и акимата города Нур-Султана. Реализовывал проект акимат, — сказал Жахин в своей вступительной речи.

Читайте также: «Звонили из акимата»: Свидетель по делу об «Астана LRT» указала на давление сверху

Он также сообщил, что их департамент рассматривал пакет документов только на предмет полноты документации в соответствии с поручениями и законами.

— По проекту имелось экономическое заключение. В нашу компетенцию определение целесообразности не входит, — добавил он.

— Вы вникаете в выводы экспертиз? Сличаете между собой для определения целесообразности проекта? — спросил прокурор.

Мы уполномочены по бюджетному планированию, целесообразность закреплена за уполномоченным органом по госпланированию. Документов было много, там есть специфические вопросы, которые к нам не относятся.

— Вы говорите, что в вашу компетенцию входит часть бюджетного планирования. Вы смотрите ценообразование? — продолжил прокурор.

Бюджетные инвестиции и бюджетно-инвестиционные проекты мы не смотрим. Если есть экономическое заключение и утвержденная документация, ФЭО (финансово-экономическое обоснование), это является основанием для включения в проект республиканского бюджета. На основании предложений рабочих органов по решению РБК оно включается в проект республиканского бюджета на соответствующие годы.

— Вы просто рассматриваете на достаточность документации, а в суть не вникаете? Вы говорите, что вам достаточно ФЭО. Ваша роль какая? Даете заключение отраслевое либо служебную записку готовите? — уточнил прокурор.

Готовится заключение рабочего органа Минфина либо уполномоченного органа по бюджетному планированию. Нами готовилось заключение на основании предложения администратора, — ответил Жахин.

Читайте также: «Зачем тебе это нужно, цифры уже согласованы наверху»: Что говорят свидетели в суде по делу о ЛРТ

По его словам, основанием для отказа передачи документов по проекту в республиканскую бюджетную комиссию могло быть только отсутствие документации. Но если у проекта есть ФЭО с утвержденным заключением в лице управления экономики на местном уровне и МНЭ — на республиканском, которые, по словам свидетеля, должны определять целесообразность, способы, механизмы реализации проектов, бюджетных инвестиций, в том числе по увеличению уставного капитала, то причин для отказа не должно быть. А у ТОО «Астана LRT» все документы были в наличии. 

— Министерство транспорта и коммуникаций что-то делает? — спросила свидетеля адвокат Акатова.

В соответствии со ст. 31 бюджетного кодекса, …администраторы бюджетных программ несут ответственность за обоснованность и предоставление бюджетных заявок, — ответил Жахин.

— Вы же сами сказали, что администратор — министерство транспорта и коммуникаций, а затем про ст. 31. Если два администратора, они несут ответственность, так?

Да, — ответил свидетель.

Кроме того, свидетель сообщил, что объемы, целесообразность и механизмы проекта определяются экономическим заключением. А уже расчеты по нему приведены в ФЭО. Оно рассматривается уполномоченным органом по госпланированию, определенному решению правительства или местного исполнительного органа, специальным центром по экономической экспертизе. А бюджетную заявку предоставляет администратор проекта. Все эти документы были переданы в республиканскую бюджетную комиссию (РБК).

— После РБК куда идет? — спросил свидетеля адвокат Оразалин.

Формируется проект закона о республиканском бюджете на следующие годы. По бюджетному кодексу до 1 сентября проект вносится в Парламент РК на рассмотрение. После утверждается президентом, — ответил Жахин.

— По этим всем расходам, значит, принят закон? — уточнил адвокат.

Да.

Стоит отметить, рабочий орган в РБК — это уполномоченный по бюджетному планированию, ведомства разных министерств, МНЭ РК и Минфин. Если у членов РБК возникают вопросы, то проект защищает администратор. В данном случае это были министерство транспорта и коммуникаций и министерство по инвестициям и развитию.

Свидетель Жунусова

Свидетель Жунусова работала в МТК с 2012 по 2014 годы. Была директором департамента финансов министерства транспорта и коммуникаций.

Она сообщила суду, что следователи ознакомили ее с протоколом заседания с участием первого заместителя премьер-министра Сагинтаева. Именно после этого поручения акимат и другие госорганы стали готовить документы по проекту, чтобы исполнить поручение до 7 февраля (2012 года — от авт.), МТК (а акимат еще раньше) должно было внести в министерство нацэкономики документы по проекту «Астана LRT».

Читайте также: «Астана LRT» и Банк Астаны: Почему заемные деньги оказались в ликвидированном банке

— Фактически документы были внесены только через месяц, в начале марта. После сопроводительным письмом они были направлены в уполномоченный орган для рассмотрения, — добавила она.

— В связи с чем не было своевременно исполнено протокольное решение? Какие документы на обозрение были вам предоставлены? Какая форма завершения реализации вашего ведомства? Были ли направлены документы в последующем? — спросил прокурор.

— Поручение было со стороны павительства. 7 марта документы были внесены в МНЭ РК. Я пакет документов не видела. Это были большие приложения. С учетом сроков согласовала, как департамент финансов, и мы направили их в МНЭ РК, — ответила Жунусова.

— Вы проверяли предоставленные фактические данные документов? Сличали? — уточнил прокурор.

Нет. Документы были переданы 6 марта, а 7-го мы уже направили их в МНЭ РК. Времени было мало. Чтобы ускорить, проверили их на соответствие перечню. В компетенцию департамента финансов не входит предоставление заключений. Мы рассмотрели на полноту документов. Все было предоставлено. Этот проект был стратегически важным, акимат задерживал документы. Поэтому, как только они предоставили, мы проверили их на полноту и направили в МНЭ РК, — сообщила Жунусова.

— Какова роль вашего МТК в части реализации данного проекта? — спросил свидетеля адвокат Оразалин.

— Надо спросить директора департамента отраслевого (…) Я, как департамент финансов, должна понимать, что проект будет у меня в бюджете. В Минтранспорта очень много было проектов, которые мы финансировали, давали трансферты. По данному проекту тоже были трансферты.

— Когда выделяли трансферты на данный проект, через ваше министерство заключалось акиматом соглашение на использование этих денег. Суммы помните?

В 2012 году была реорганизация МТК, и на момент моего назначения директором департамента финансов была проверка счетным комитетом трансфертов, выделенных акимату города Астаны. По итогам в бюджете на 2013 год были предусмотрены суммы для выделения акимату города Астаны для реализации этого проекта. Учитывая, что были замечания со стороны счетного комитета, в 2012 году средства, запланированные в МТК при уточнении бюджета, вернулись. Это было один раз, — ответила она. 

Помимо этого, в суде выяснилось, что письмо от 7 марта 2014 года, в котором МТК согласовывает ТЭО, сводно-сметные затраты, предоставленные ТОО «Астана LRT», и направляет их для работы, подписало семь человек. Никто из них нарушений почему-то не заметил.

Напомним, еще 8 октября 2019 года президент Касым-Жомарт Токаев дал поручение антикоррупционному ведомству подойти к расследованию дела тщательно.

«Нужно не по верхам идти. Констатируют бегство за границу одних, не замечая других. Это было запланированное бегство, понятно же. В частности, руководители акимата когда-то же принимали решение, их подписи наверняка есть», говорил он.

Loading...