Суд по делу об «Астана LRT» не установил хищение бюджетных средств

Цель судебного процесса над проектировщиками и сотрудниками акимата по делу о хищениях при строительстве ЛРТ в столице —  наказать невиновных и увести из-под удара тех, кто совершил преступление. Так считает адвокат одного из осужденных Сауле Акатова. Об этом она заявила сегодня в суде, где продолжается апелляция по уголовному делу об «Астана LRT», передает корреспондент ИА «NewTimes.kz» Татьяна Мозговых.

Суд по делу об «Астана LRT» не установил хищение бюджетных средств
Фото: tengrinews.kz

«К сожалению, других выводов у меня нет. Я бы рада ошибаться. Если было бы доказано преступление моего подзащитного Рашида Аманжулова (экс-руководитель управления пассажирского транспорта и автомобильных дорог столицы, приговорен к 10 годам лишения — прим. NT), то была бы какая-то определенность. И речь шла бы только о том, как получить наказание соразмерно содеянному. Но и это невозможно, поскольку в действиях моего подзащитного следствие не установило действие, которое можно квалифицировать как нарушение своих служебных обязанностей. И в самом деле, как можно считать преступлением действия моего подзащитного, которые он не совершал?» — обратилась защитник к суду.

Причин для такого вывода у адвоката несколько. По ее мнению, следствие и суд первой инстанции не доказали существование организованной преступной группы (ОПГ), наличие хищения бюджетных средств подсудимыми, что именно подсудимые были в ответе за завышение стоимости работ в бюджетных заявках, отраслевом и финансово-экономическом заключении. 

Организованная преступная группа

«В мотивировочной части приговора судом в отношении Султанбекова К.Т. (бывший замакима столицы, находится в розыске — прим. NT), Ардана Т.Н. (экс-руководитель «Астана LRT», находится в розыске — прим. NT) сделаны выводы о том, что, цитирую, «вина указанных лиц должна быть доказана в суде, соответственно, судебным актом». То есть судом сделаны выводы об их невиновности. Таким образом, по мнению суда, Канат Султанбеков не создавал организованную группу, а следовательно, и Аманжулов не мог участвовать в деятельности несозданной ОГ.

Однако, несмотря на свои в общем-то законные выводы, суд признает виновным Аманжулова в участии в ОГ. Таким образом, налицо противоречия между установленными судом обстоятельствами и резолютивной частью приговора. Данные обстоятельства в силу требований 433 УПК являются безусловным основанием к отмене вынесенного приговора, поскольку законодатель считает, что при таких обстоятельствах вина в совершении преступления не доказана», — сказала адвокат и добавила, что, по сути, Аманжулова и других чиновников обвинили лишь на том основании, что они работали в акимате под руководством Султанбекова. 

Хищение бюджетных средств

Адвокат Акатова убеждена: хищение бюджетных средств материалами дела не доказано, потому как не установлена недостача денег. Кроме того, следствие не определило, сколько на мировом рынке фактически стоили услуги международного консультанта управления проектами (КУП), разработка проектно-сметной документации (ПСД) и технического надзор в 2013–2014  годы. Помимо этого, неизвестно, сколько фактически было затрачено и что явилось причиной таких затрат финансовых средств на реализацию «этого не простого, а уникального проекта, который реализуется в нашей стране впервые». К слову, теперь в законодательстве появилось понятие «уникальный объект строительства».

«Не установлено, что является основанием для возникновения подозрения в совершении хищения, то есть уголовного преступления. Но даже если предположить, что следствием была установлена явная недостача денег, это обстоятельство не может однозначно свидетельствовать о наличии хищения.

Для примера это могут быть перерасходы денег в результате ошибок, допущенных в ходе представления технических заданий на проектирование. И, действительно, в судебном следствии установлено, что технические задания на проектирование неоднократно менялись, что в свою очередь вызывало необходимость переделки проектно-сметной документации. А это дополнительный труд, дополнительные расходы. И эти обстоятельства подтверждаются имеющимся в материалах дела вступившим в законную силу решением СМЭС города Астаны от 10.04.2015 г.

Это могли быть ошибки в финансовых расчетах. И это может быть результатом непрофессионализма отдельных специалистов, невыполнение или ненадлежащее выполнение свих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе, халатность и так далее. Словом, все, что угодно, причин может быть сколько угодно», — зачитала свою апелляционную жалобу Акатова.

Она напомнила, что в действиях руководителя ТОО «Центр устойчивого развития столиц» (ЦУРС) Н.В. Логвиновой, которая дала положительное экономическое заключение по проекту, следствие увидело «ненадлежащее выполнение своих обязанностей вследствие недобросовестного отношения к службе». Однако в отношении нее уголовное преследование прекращено в связи с истечением срока давности.

Адвокат отметила, что следствие могло поступить так же и в отношении других подсудимых. Но этого не случилось.

«Такая избирательность вызывает удивление, непонимание и, в конечном счете, сомнение в объективности следствия», — добавила она.

Она обратила внимание суда на то, что следствием и судом не установлены конкретные исполнители и организаторы преступления, которое якобы было совершено фигурантами данного дела совместно с ее подзащитным.

«Ни следствием, ни судом так и остался недоказанным сговор участников данного преступления, совершение которого к тому же недосказано. Судом не установлены конкретный организатор так называемой ОГ и хищения. Более того, обращаю внимание суда на то обстоятельство, что следствием и судом не установлены и сами исполнители этого предполагаемого преступления.

Между тем исполнитель и его действия есть признаки объективной и субъективной сторон совершенного преступления. Без этих признаков нет состава преступления, то есть того, о чем мы говорили по материалам дела на протяжении всего судебного следствия. У нас нет исполнителя, тогда как можно говорить о преступлении, которое, по всему пониманию закона, должно иметь состав преступления, если его нет.  Спрашивается, откуда взялись соучастники хищения в форме пособничества, если нет самих исполнителей преступления? Кому помогал Аманжулов Р.М. устранением препятствий совершения преступления, если нет этого самого исполнителя, которому он якобы помогал путем устранения каких-то мифических препятствий?» — задалась вопросом Акатова.

Бюджетные заявки

По мнению адвоката, судом первой инстанции не установлено, кем были подписаны и поданы бюджетные заявки, на основании которых из республиканского бюджета были выделены денежные средства для реализации проекта «Новая транспортная система города Астаны». Не установлено, кем эти бюджетные заявки подготовлены, какие расчеты, какие документы и кому они были представлены вместе с этими заявками. И кто, в конце концов, занимался их рассмотрением и проверкой.

Суд просто сделал вывод, что те, кто принимал решение о финансировании (бюджетная комиссия), были введены в заблуждение на основании представленных фиктивных заключений соответствующих экспертиз и что данные нарушения законности выявлены следственным путем.

По факту же выяснилось, что проект реализовывался за счет денежных средств из республиканского бюджета. А потому все бюджетные заявки представлялись и подписывались министерством транспорта и коммуникаций РК (МТК), как администратором бюджетной программы 015, а не управлением пассажирского транспорта и автомобильных дорог акимата столицы, как посчитал суд.

Читайте также: В Китае осудили строителей столбов для ЛРТ в столице Казахстана – адвокат

«Согласно статье 67 БК, администратор бюджетных программ в лице МТК обеспечивает полноту и достоверность информации и расчетов, содержащихся в их бюджетной заявке. Ответственность за обоснованность бюджетной заявки и достоверность расчетов к бюджетной заявке несет руководитель администратора бюджетных программ в соответствии с законами Республики Казахстан, т. е. руководитель МТК.

Однако ни один руководитель администратора бюджетных программ в лице МТК не был установлен ни следствием, ни судом и не допрошен по делу по представленным МТК бюджетным заявкам на выделение денег для реализации проекта. Не установлены и не допрошены сотрудники МТК, которые занимались подготовкой этих бюджетных заявок, пояснительных записок, расчетов и тому подобное», — отметила защитник.

Она обратила внимание на то, что в ходе следствия по этим вопросам не были установлены и допрошены и сотрудники министерства экономики и бюджетного планирования РК (МЭБП). Это ведомство в тот период было центральным уполномоченным органом по государственному планированию. И именно в его компетенцию входили прямые обязанности рассмотрения бюджетных заявок на предмет их соответствия бюджетному и иному законодательству Казахстана.

«Как видно из материалов дела, МЭБП по итогам рассмотрения бюджетных заявок МТК (администратора бюджетной программы) дало по ним заключения. Именно эти заключения МЭБП стали основанием для принятия республиканской бюджетной комиссией (РБК) решений по выделению денег для реализации проекта. При этом этими заключениями МЭБП подтверждены все суммы МТК, выделенные на реализацию проекта, которые обвинение и суд считают завышенными, и это завышение вменяется в вину моему подзащитному Аманжулову, как устранение препятствий для хищения бюджетных денежных средств. Тогда при чем здесь Аманжулов, если в его действиях нет состава преступления и он не может являться субъектом этих преступлений?» — сказала она.

Кроме того, она отметила, что МЭБП являлось не только центральным уполномоченным органом по государственному планированию, но и рабочим органом РБК, который подготавливает материалы к заседаниям бюджетной комиссии.

«Следствие и обвинение фактически разделили неделимое, не разобрались, насколько правильно была выделена сумма бюджетных денежных средств, было ли ее увеличение или завышение при выделении из республиканского бюджета и по каким причинам. Следствие без выяснения этих обстоятельств сразу начало рассматривать использование выделенных бюджетных денег, утверждая о завышении этих сумм. Но вопрос использования бюджетных денежных средств невозможно правильно определить без рассмотрения вопроса о выделении из республиканского бюджета. Отсюда и ошибочность выводов следствия и обвинения», — заключила Акатова.

Помимо этого, она обратила внимание на то, что всем документам, приобщенным стороной защиты, суд первой инстанции не дал надлежащей оценки. В итоге в приговоре «нет ни слова, почему суд принимает или не принимает их как доказательства по делу».

28 мая 2021 года в Нур-Султане вынесли приговор: фигурантов дела приговорили к различным срокам тюрьмы и обязали вернуть в казну почти 6 млрд тенге.

Еще два фигуранта дела — экс-заместитель акима столицы Канат Султанбеков и бывший председатель правления «Астана LRT» Талгат Ардан — находятся в международном розыске.

26 июня в соцсетях появилась информация, что строительство линии ЛРТ возобновили в столице.

В акимате столицы прокомментировали информацию о продолжении провального проекта.

24 августа состоялось первое заседание апелляционной инстанции. 7 сентября во время второго заседания адвокаты осужденных вновь заявили о необходимости вызвать в суд известных государственных деятелей Казахстана, согласовавших скандальный проект «Астана LRT», в их числе экс-премьеры, бывшие министры и акимы столицы.

Следующее заседание состоится 14 сентября.

Loading...
Жанар Муканова -  четверг, 16 сентября в 12:46
Вода – стратегический ресурс
Жанар Муканова -  понедельник, 13 сентября в 07:18
Суд по делу об «Астана LRT» не установил хищение бюджетных средств
Жанар Муканова -  понедельник, 13 сентября в 03:39
Быть АЭС или не быть – вот в чем вопрос

19 сентября, воскресенье