На протяжении 45 лет Дед Мороз из Семея исполняет желания детей

Новогоднего волшебника знает не одно поколение семейчан. По паспорту – это Федор Иванович Любецкий – актер драматического театра имени Достоевского. Но уже 45 лет подряд в преддверии Нового года Федор Иванович перевоплощается в Деда Мороза. Глядя на него, собственный кореесподент ИА «NewTimes.kz» Бигуль Арыстанбаева не только вернулась в детство, но и поверила в его существование.

На протяжении 45 лет Дед Мороз из Семея исполняет желания детей
Фото автора

О том, что он станет любимцем семейских театралов, что ему будут рукоплескать на театральных фестивалях, Федор Иванович и мечтать не мог. Родителей потерял рано, поэтому воспитывался в детском доме. Мечтал стать следователем и ловить преступников, как и многие его сверстники. Но после выпуска из детдома по комсомольской путевке приехал в Казахстан из Молдовы осваивать целину. Здесь нужны были не следователи, а трактористы-комбайнеры. Отсюда был призван в армию. 

Но погоны милиционера все-таки удалось поносить. После армии служил в линейном отделе, сопровождал поезда, оберегая карманы и чемоданы пассажиров от жуликов. Параллельно, на протяжении восьми лет, играл в народном театре «Энтузиаст».

«Я долго разрывался между милицией и народным театром, где с нами, самодеятельными актерами, занималась народная артистка Казахской ССР Тина Ивановна Загоскина, — вспоминает Любецкий. — Под ее влиянием я все же рискнул претендовать на место в труппе настоящего профессионального театра! Это только подумать, из 133 человек прошел конкурсный отбор только я один. Старый (как мне тогда казалось) да еще милиционер. Помню вопрос одного из членов комиссии: «Вы ушли из милиции. А вдруг вы так же легко уйдете из театра?» Я в ответ: «Даже после выхода на пенсию не уйду!»»

Свое слово Федор Иванович сдержал. Ему 78 лет, а он до сих пор на сцене — уже 45 лет. За это время у заслуженного артиста РК было много ярких ролей. Но вот Дедом Морозом Федор Иванович стал еще в милиции. Нужно было поздравить детей коллег и вручить подарки. Выбор начальства пал на Федора Ивановича.

«Когда мне предложили поздравить детишек наших сотрудников, у меня глаза на лоб полезли: «Какой из меня Дед Мороз?» Но меня слушать не стали — вывернули шиворот-навыворот шубу, присобачили бороду и взвалили на плечи мешок с подарками. Захожу в ленинскую комнату, а там елочка нарядная стоит и… дети с меня глаз не сводят. Я растерялся, не знаю, что говорить. Все-таки выдавил из себя: «Здравствуйте, дети! Я — Дед Мороз!» А они с таким радушием меня поприветствовали, что у меня страх как рукой сняло, и дальше все пошло по сценарию».

Но к первому в своей жизни поздравлению ребятишек он все-таки подготовился. Для этого специально пошел в библиотеку и спросил: «Что-нибудь для Деда Мороза есть?» и выучил стихи и новогодние песни.

Служба шла, игра в народном театре «Энтузиаст» нравилась. И наступил тот день, когда Федору Ивановичу предложили заняться профессиональным актерским мастерством. Тогда ему было 33 года. Милицейское начальство и слышать не хотело об уходе. Но Федор Иванович рискнул изменить свою жизнь и не прогадал.

Читайте также: Из грузчика – в Дед Мороза: Супруги из Уральска бесплатно поздравляют детей

В первый год работы в областном драмтеатре им. Достоевского ему сказали: «Будешь Дедом Морозом!» С тех пор ни одна елка в театре не обходится без его участия. За 45 лет многое изменилось: теперь новогодний утренник называется интермедией. Одеяние Деда Мороза не красного цвета, а светло-голубого. Да и сами дети стали другими. «Более прагматичными», — уточняет Федор Иванович.

«В Деда Мороза верят дети 5-6 лет. С ними интересно, они так доверчиво открывают свои чистые сердца! А вот кто постарше, не хотят слушать ни Деда Мороза, никого… Как-то мальчик подходит: «Ты не Дед Мороз, а переодетый мужик!» Я ему: «Вот сейчас тебя волшебным посохом заморожу!» А его мама: «Пойдем отсюда. Ты все правильно сказал…»»

Современные дети чаще всего просят в подарок гаджеты и даже настоящие автомобили.

«Мальчик один однажды сказал: «Хочу машину!» Я протягиваю ему игрушечную машинку, а он: «Нет! Настоящую хочу, большую машину! Пока не вырасту, папа будет ее водить!» Сейчас дети пресыщенные. А раньше протянешь ребенку машинку или куколку — столько радости было!» —  говорит Федор Иванович.

В последние два года из-за коронавируса отменены хороводы вокруг елки, да и сами новогодние мероприятия для детей. С такими ограничениями семейский ДедМороз не согласен.

«Обидно за детишек. Почему в автобусах можно создавать давку и дышать друг на друга, а детям попрыгать вокруг елочки – нет? Детишки ведь с нетерпением ждут этого весь год, они хотят попрыгать, готовят карнавальные костюмы, ждут Деда Мороза. А Дед Мороз со сцены вышел, загадки загадал и на этом все. А ведь детям же хочется попрыгать, поиграть, побегать за Дедом Морозом, Бабой Ягой или Кощеем. Но карантинные меры лишили наших детей радости. Мне, как Деду Морозу, это очень обидно. Хороводов не было  ни в прошлом, ни в этом году. Но, несмотря на это, мы работаем, и будем работать, такая наша профессия. Мы должны радовать нашего зрителя, наших детишек», – делится Федор Иванович.

Читайте также: «Стой, Дед Мороз, стой!»: Аймагамбетов поздравил школьника из ВКО

К слову, в детстве Федор Любецкий очень сильно верил в Деда Мороза. 

«Долго верил, до 11 лет! У меня было печальное детство. Родился в 1943 году. Помню, как ел оладьи из лебеды. От голода пухли ноги. Чтобы выжить, пробирался в лес и лазал по деревьям, отламывал сухие ветки. Если лесник увидит — забирает вязанку. Если нет — хворост продавал и покупал еду. На первой елке побывал в восемь лет. Как будто в сказку попал! С тех пор Новый год — мой любимый праздник. Мне Дед Мороз протягивает конфеты и игрушку, а я ему: «Найди мне папу!» — вспоминает Федор Иванович. 

Отца он так и не нашел. Но веру в чудо не потерял. В душе так и остался ребенком. Иначе он наверно бы и не был Дедом Морозом.

А сцене театра имени Достоевского Федор Иванович с легкостью перевоплощается в комиссара Мишо («Любовники из Вернона»), любвеобильного пастора («Мсье Амадей»), неверного мужа («Парящая лампочка»), синьора Монтекки («Чума на оба ваши дома»). 

Танцы в исполнении Федора Ивновича — зажигательны, игра — интересна и самобытна, а волны магнетического обаяния приковывают внимание всего зрительного зала.  

 «Для меня большая трагедия, когда не могу достучаться до зрителей. А вот если это получается, то от них приходит импульс, открывающий второе дыхание, которое помогает не только легко играть, но и жить», — заключил наш Дед Мороз.

 

Loading...

19 января, среда