Всемирный карантин: Истории из первых уст

С 16 марта в Казахстане объявлено чрезвычайное положение. Цель — приостановить распространение короновирусной инфекции из-за его высокой вирулентности. Степень этой вирусной пандемии нагнетается в СМИ так мощно, что в головах людей поселилась пандемия страха. О том, как проходит всемирный карантин, связанный с невиданным доселе Covid-19, в разных частях света, автор ИА «NewTimes.kz» Ася Нуриева попросила рассказать наших респондентов.

Всемирный карантин: Истории из первых уст

Петер Фельх, историк, активист по культурному обмену, Вена, Австрия:

«Австрия  ввела довольно строгие правила для предотвращения и уменьшения Сovid-19 сразу после появления  первых случаев. Близость Италии и неосторожность некоторых горнолыжников и владельцев баров в туристических центрах привели к карантину всей земли Тироль.

Уровень здравоохранения и социального обеспечения в Австрии высок и, слава богу, не был сокращен неолиберальными политиками, как в некоторых странах.

Население на 95% ведет себя дисциплинированно, соблюдает правила поведения и расстояния и поддерживает меры прежде всего благодаря прозрачности политики и хорошей работы СМИ. Люди стали более внимательными, вежливыми и благодарными, но это время тяжко для молодых.

Все равно всплывает масса социальных и экономических вопросов и проблем. Возникают новые виды самоорганизации и поддержки, особенно для пожилых людей.

Недавно созданное новое правительство быстро среагировало, закрыв учебные и культурные заведения, рестораны, кафе и заведения сферы обслуживания, велело сократить все не обязательные социальные контакты, а рисковым группам запретило выходить из домов. Улицы пустые.

Мы с женой, будучи представителями рисковой группы, сидим дома с кошкой и собакой и выходим отдельно или вдвоем только для самых необходимых покупок продуктов и на прогулки в Венском лесу. Домашних дел достаточно, но страдаем от отсутствия «аналоговой» культурной жизни и прекращения личного контакта с детьми и внучкой. Смотрим фильмы в интернете, проводим необходимые уборки и отложенные работы. Ждем результатов карантина и поддерживаем контакты с друзьями по телефону и по интернету.  Дел и книг у нас достаточно. Пока среди друзей и знакомых нет больных.

Я лично рад, что на пенсии и обеспечен, но беспокоюсь о многочисленных самостоятельных деятелях культуры. Правда, государство обещает финансовую поддержку.

Поездку в Таджикистан  и все мероприятия нашего фонда «КультЕвразия» пришлось отменить или перенести. Планировать близкое будущее невозможно, но сосредоточенность на настоящее тоже неплохо. Возникает чувство нереальности, когда думаю о том, как все изменилось за такое краткое время, и когда читаю плакаты, объявления и культурные программы, которые все стали недействительными. Любопытно и немножко беспокойно представить себе мир и жизнь после вируса. Победит ли популизм и правые лидеры или, наоборот, демократия и гуманизм?»

Юрий Мечитов, фотограф, литератор, Тбилиси, Грузия:

«Сейчас объявлено чрезвычайное положение, советуют оставаться дома. Смысл закрытия всего, кроме банков, аптек и продуктовых магазинов, мне малопонятен. Очень много людей осталось без работы, и это большая проблема. Поток машин существенно уменьшился. Людей тоже на улицах немного.

Здравоохранение в нашей стране — на хорошем уровне, это видно по работе министерства здравоохранения, по работе энергичного премьера правительства Георгия Гахария. Очень многие считают, что если не его фактор, то мы оказались бы в худшем положении.

Мой город Тбилиси всегда отличался жизнелюбием и весельем, хотя проблемы последних десятилетий и многое другое в немалой степени испортили эти свойства. У нас принято обниматься при встрече, целоваться, общаться. Сейчас это стало невозможным и психологически плохо действует.

В больших городах нечто вроде комендантского часа — с 21.00 до 06.00 не появляться на улице вообще. Старше 70 лет можно только в ближайший магазин. Общественный транспорт не работает. В автомобиле пассажирам сидеть только сзади и не более двух. Можем назвать это карантином? Не думаю. Карантин там, где полная изоляция.

Лично я соблюдаю дистанцию, как и многие, но сам не ношу маску или тем более перчатки, так как, на мой взгляд, это бессмысленно. По моим наблюдениям, маски носит не более 20 процентов населения.

С другой стороны, их нет в продаже, но местная промышленность собирается скоро нас всех «замаскировать». Но мою руки, как только захожу домой, когда навещаю семью брата. В машине у меня баночка со спиртом.

У меня никогда не было проблем, чем себя занять. На днях закончил и сдал в мэрию на конкурс фотокнигу «Тбилиси 80-х. Часть первая. 1980-1984». Работаю дома над другой половиной — 1985-1989. Я живу на первом этаже, и с трех сторон меня окружает сад, за которым смотрю вместе с женой. Не менее часа-полтора каждый день что-то окапываю, обрезаю, сажаю.

Естественно, слушаю и смотрю передачи, посвященные этому бедствию. Больше склоняюсь к тому, что оно рукотворно. Это фактически необъявленная война. Но утверждать со 100-процентной вероятностью не могу. Потом, даже если это несчастье выползло наружу без злого умысла, то деградированное вконец человечество, точнее, правящие клики, постарается извлечь из него выгоду. Если бы я был более религиозен, то назвал бы это явление божьей карой.

В океане, кстати, плавает несколько пластиковых образований размером с Францию. Природа, вполне возможно, как саморегулирующий организм, решила показать, кто в доме хозяин. Но нагнетать истерию, конечно, нельзя. Наши местные передачи начинаются вирусом и кончаются им же. Человек впадает в депрессию, а в отсутствие вакцины его единственная защита — это иммунная система, которая слабеет, если человек впадает в уныние и скорбь».

Наталья Голофастова, мультимедийный режиссер, Амстердам, Голландия:

В то время как Германия закрывала границы и прекращала все массовые сборища, наше правительство не увидело ничего страшного в массовом проведении карнавала на юге Голландии. После чего весь Брабант был поголовно заражен!

16 марта наш премьер-министр Рютэ обнародовал государственную стратегию, которая заключается в выработке группового иммунитета. Переболеть мы должны все, но не все сразу. За исключением группы риска — пожилых и слабых здоровьем людей. Поэтому все массовые события, превышающие сто человек, были отменены. Школы и детсады закрылись, а также все места массовых посещений — рестораны, театры и музеи, офисные работы включительно.

Наш премьер пообещал всем мелким предпринимателям, фрилансерам и деятелям искусств, терпящим потерю доходов из-за карантина, помочь денежно.

Свободолюбивый народ Голландии истолковал послание главы страны по-своему. Он тут же ринулся закупаться туалетной бумагой и марихуаной. Я никогда не видела таких очередей, какие выстроились в кофешопы. Все закупились, как в преддверии конца света, и затаились по домам. И в домах начался пир как во время чумы. Целую неделю квартиры в Амстердаме ходили ходуном от веселья «корона-пати».

Но посидев недельку дома, голландцы были не в силах побороть соблазн нежной солнечной погоды, которая выдались, как назло, именно во время пандемии. И уже на выходные люди покинули города и ринулись на побережье Северного моря. И в таких количествах, что яблоку негде было упасть. И «корона» успешно начала плодиться к ужасу медицинских работников, осознавших, что если это будет продолжаться в течение нескольких недель, аппаратов для дыхания и больничных мест не будет вообще.

Уровень здравоохранения в Голландии высокий и доступный любому социальному классу: чем больше человек зарабатывает, тем больше платит медстраховку, чем меньше — тем больше льгот госпомощи. Но подход к болезням и лечению существенно отличается от других стран.

Почувствовав, что меры предосторожности одними советами не доходят, государство предприняло чрезвычайные меры и вышло с запретом, так называемым, intelligent lockdown. На улицу — только по надобности или пройтись вокруг дома, за исключением детей. Им можно собираться сколько угодно и где угодно. Собираться не более трех человек в одном помещении и ходить по улицам на расстоянии полтора метра друг от друга. За нарушение запрета — штраф 400 евро!

В магазинах — непрекращающаяся дезинфекция тележек и дозировка количества посетителей, дабы соблюдать требуемые полтора метра расстояния. Поэтому на улицах длинные очереди в магазины. Я чувствую себя как в Советском Союзе и люблю постоять в очереди. Все остальные требования карантинной гигиены соблюдаются большинством, но каждым по-своему. Маски носят только паникеры, резиновые перчатки — еще меньше. 

Но что удивительно, вместо темного чувства заточения, ожесточения и шараханья друг от друга, Голландия сплотилась. Такое прослеживалось у голландского народа только в случаях борьбы с водной стихией. Голландцы стали одной большой семьей в социальных медиа. Я еще никогда не видела голландцев — наивысший пример индивидуалистов — на такой социальной волне. Везде проводятся спонтанные акции помощи беспомощным, люди здороваются друг с другом на улице и останавливаются у окон незнакомых стариков, чтоб уделить им внимание.

Город время от времени взрывается массовыми аплодисментами работникам здравоохранения, учителям, дающим уроки по интернету, пожарникам и другим, незаменимым во время пандемии работникам. Театры транслируют бесплатно свои спектакли. Музеи открыли дигитальные двери в свои коллекции.

Пандемия настигла меня во время подготовки к съемкам документального фильма о русском священнике в Амстердаме. Уже в конце апреля мы должны были начать съемки в Амстердаме, а потом ехать в Петербург. Вначале я расстроилась. Но, смирившись с ситуацией, я сейчас пощусь, так сказать, и телом, и душой и наслаждаюсь сплочением этих индивидуалистов. Карантин проявил себя как экзистенциальный тормоз параллельных жизней современного человека».

Владислав Богомолов, специалист по недвижимости, Гоа, Индия:

«Я родился в индийско-русской семье в Москве. Живу и работаю в штате Гоа, Индия. Родители и близкие родственники с детьми приезжают зимой, когда здесь тепло и разгар туристического сезона. Родственники живут в Дели и работают в области здравоохранения.

Индия объявила 22 марта карантин на один день. Всей стране было велено сидеть дома и не выходить на улицы для того, чтобы в общественных местах вирус уничтожился на открытом воздухе.

Полиция должна была контролировать этот процесс и с утра до позднего вечера следить за порядком. После дня карантина зафиксировали снижение динамики заражения людей, и решили продлить карантин еще на три дня.

Так как многие не успели закупиться едой и все магазины были закрыты, то возникла легкая паника, в основном у иностранных туристов, которые остались в Индии. Однако организовали доставку молока и других продуктов в магазины, и утром можно было пополнить запасы.

Уровень здравоохранения в Индии довольно высокий, учитывая, что страна очень большая и высокая плотность населения. В каждом большом городе есть несколько крупных госпиталей, которые в кратчайшие сроки оборудовали палаты для коронавирусных инфицированных.

В каждой деревне есть государственный госпиталь, готовый принять больных, а также скорая помощь, которая выезжает по каждому вызову. В каждой деревне — несколько аптек, так что проблем с доступом к лекарствам нет, и они открыты каждый день. Людей просят держать расстояние в очереди один метр и заходить в аптеку по одному.

Мой дядя работает врачом в Дели и, принимая инфицированных пациентов, заразился коронавирусом. Его семью изолировали на карантин, у всех взяли тесты. Сейчас дядя и его семья выздоравливают, пройдя все описанные ВОЗ симптомы на собственном опыте: высокая температура, полнейшая слабость, изматывающий сухой кашель. Полиция в кратчайшие сроки установила все контакты заразившихся, сделали предупредительные звонки и публикации, доктора взяли анализы и наблюдают возможных инфицированных — организовано все профессионально и качественно.

Мама тоже живет в Индии. Она относится к ситуации серьезно: соблюдает карантин, не выходит из дома без надобности. До того как заболели родные, я не очень серьезно относился к шансу быть зараженным, однако, изучив статистику заболеваемости в других странах, особенно в Италии, поменял свое отношение и начал информировать всех друзей и знакомых об опасности, рекомендуя сидеть дома и соблюдать необходимые меры гигиены.

Европейские туристы, которые проживают в Индии, относятся очень серьезно и каждому пытаются объяснить важность самоизоляции, помогают друг другу с продуктами и оказывают социальную поддержку.

Туристы из России и Беларуси относятся несерьезно, многие гуляют по улицам, общаются, устраивают вечеринки. Это вызывает недовольство как местных жителей, так и правоохранительных органов.

Премьер-министр Индии после разговора с международными лидерами и оценки ситуации передал четкие инструкции каждому главе штата, и те в свою очередь назначили полицию ответственной за соблюдение карантина. Перекрыли улицы, в каждой деревне дежурит бригада, которая следит, чтобы люди не собирались в общественных местах, не открывались магазины и рестораны. Была организована доставка еды на дом.

Работает горячая линия для тех, кто остался без еды или в экстренном положении. Составлен список по каждой деревне магазинов и ресторанов, которым выдали лицензии и право на проезд для доставки еды и продуктов на дом.

Я выезжаю в магазин или за продуктами на автомобиле, держу расстояние в два метра между людьми, обрабатываю руки антисептиком и стараюсь не прикасаться к слизистым, когда нахожусь на улице. Также пью много воды, не допуская обезвоживания организма. Первые дни, признаюсь, не соблюдал, выходил на пляж и общался с иностранцами и теперь понимаю, что это было неразумно».

Игорь Зайдель, художник, куратор, проект-менеджер, фондрайзер, Берлин, Германия:

«Правительство Германии приняло меру «полукарантин». У  нас принудительно-добровольная самоизоляция. Я тоже вначале боялся. Но потом, все взвесив, понял, что заражение неизбежно. А ограничение свобод и экономический крах страшнее, чем смерть 5 тыс пенсионеров.

У нас это тоже стали понимать все, кроме госслужащих. Им все равно — они на бюджете. То есть проедают мой налог. А все частники стали нести бешеные убытки и против даже частичного карантина. Ходят слухи, что будут изменения. Германия примет корейскую модель. 

Я работаю по удаленке, «мейлы» какие-то пишу и шлю. Езжу на велике, это можно. Людей много на улицах, в парках. Пригрозили карантином, и теперь люди сильно не кучкуются, ходят маленькими группками. Маски мало кто носит.

Как реагируют люди? Люди злятся. Я сам ИП, и вокруг меня такие же люди. Все переживают  из-за последующих экономических проблем, закрытия мелкого бизнеса. В соседней Швеции таких мер не принимали. А у нас ни то ни се. Полукарантин означает, что все перезаражаются и бизнес накроется.

Планы на пасхальные каникулы провалились, выставка жены не удалась: почти не было посетителей и не было продаж. Удар по бюджету.

Угроза не реальна. Опыт Кореи, Японии, Сингапура и Белоруси, показывает, что шотдаун («закрытие» с англ.) можно избежать. СМИ раздули из него что-то неимоверное. Вот тут теория заговора и напрашивается. Вирус один, а показатели по странам — разные. Значит, где-то медицинская система работает, а где-то нет. Ну и, конечно, там правительства устраивают панику».

Дора Линкс, музыкант, блогер, Англия:

«Живу в Великобритании, в небольшой деревне. Уровень здравоохранения здесь считается высоким, но много проблем. Медицина бесплатная, но длинные очереди к специалистам. Люди ждут месяцами простого УЗИ, не говоря уж об операциях. Не хватает медперсонала, а народ много болеет.
В случае подозрения на коронавирус у нас советуют самоизолироваться и ждать, что само пройдет. Ходить к врачу строго запрещено, но можно позвонить и попросить совета.

Люди на эпидемию реагируют настороженно, стараются выполнять все предписания властей. Англичане — законопослушная нация. У многих при этом сохраняются чувство юмора и ирония, что помогает пережить стресс.

Правила у нас таковы: все закрылось, кроме супермаркетов, других продуктовых магазинов и аптек. Ограничен транспорт, но работают почта и банки. Всем предписано оставаться дома, а на работу разрешается ходить только тем, чья работа признана особо важной, — врачам, службам жизнеобеспечения и т.д. Парки остаются открытыми, но из дома разрешено выходить только в магазин и для упражнений на свежем воздухе раз в день. Например, собаку прогулять или выйти на пробежку.

На улицах больше двух не собираться, кроме членов семьи. Полиции много на дорогах, некоторые машины останавливают и спрашивают, куда едешь и зачем.

В общественных местах необходимо соблюдать дистанцию между людьми. Все это делают. Маски никто не носит. Они необязательны. Температуру никто не измеряет, как это было в Китае. В некоторых магазинах при входе предоставляют одноразовые перчатки. Мой уклад жизни мало изменился, так как я работаю из дома. Перед выходом в магазин беру с собой гель для дезинфекции рук. Помню, что нельзя трогать лицо. Есть свой сад, им и занимаюсь в свободное время.

Паники нет, но все разговоры только про коронавирус. В начале эпидемии народ закупался продуктами, и с полок исчезли макароны, рис, популярные консервы, молоко с длительным сроком годности, туалетная бумага и еще дезинфицирующие средства, даже простое мыло. Но сейчас почти все это есть. Только некоторые товары отпускаются ограниченно.

У многих в Англии есть свои садики, даже в черте больших городов. В данной ситуации это является спасением. Все стригут траву, наводят там порядок. Также многие принялись ремонтировать дома, красить стены, перебирать вещи и прочее.
Интернет и телевизор — основное развлечение.

Самая большая проблема — люди разлучены и не могут общаться «вживую». Мой знакомый не может навестить жену в больнице, у которой случился инсульт. Многие родственники разбросаны по разным городам и даже странам.
Особо пострадали старики, из тех, кто не освоил компьютер и интернет, а таких много.
Они могут заболеть только от одиночества и депрессии. Старые люди здесь почти всегда живут отдельно от детей.

Читайте также: Наши на карантине за рубежом: Истории из первых уст

Многие начали гулять раз в день, даже если раньше никогда этого не делали. Дух народа пока крепок. Большинство поддерживает действия правительства, так как считает, что это во благо всем. Полмиллиона записались добровольцами, когда органы здравоохранения обратились с просьбой помочь. В людях проснулись лучшие качества. Это вызов, на который британский народ ответил со свойственной им стойкостью».

Ася Нуриева

Loading...

25 мая, понедельник