«Мы любим секс, наркотики»: О чем поют и что пропагандируют казахстанские рэперы

Харассмент — в казахстанском обществе это слово произносят крайне редко, хотя ежедневно его на себе испытывают сотни девушек по всей стране. После истории певицы Dequine, которая обвинила коллег по цеху в домогательствах, о харассменте заговорили громко, почти так же, как и в случае с изнасилованием в поезде «Тальго». Редакция ИА «NewTimes.kz» решила напомнить, что нарушение личных границ — это не единственное, в чем отличились отечественные рэп-исполнители.

«Мы любим секс, наркотики»: О чем поют и что пропагандируют казахстанские рэперы

В первый день весны, День благодарения, Dequine заявила, что подверглась харассменту со стороны двух артистов музыкального лейбла ozen — Кисло-Сладкого и Bonah. Публикация в Instagram певицы вызвала широкий общественный резонанс в Сети, и, как выяснилось, Данеля была не единственной, кого домогались рэперы. Подтверждение тому — истории девушек, присланные в дайрект Dequine.

И это неудивительно, учитывая высказывание Кисло-Сладкого о том, что его «член побывает в каждой вагине в этом клубе».

Поведение отечественных рэперов и раньше подвергалось обсуждению, но настолько широкий резонанс вызывает впервые: на Кисло-Сладкого и Bonah обрушился шквал негодования и критики. В знак солидарности с жертвами насилия и домогательства музыкальные сайты начали снимать ранее опубликованные материалы об этих двух рэп-исполнителях.   

Артисты, в чей адрес были выдвинуты обвинения Данелей, формально принесли извинения девушке, но так и не признали, что домогались ее. В Казахстане не предусмотрена ответственность за домогательства. Поэтому если даже обвинения в адрес Кисло-Сладкого и Bonah подтвердятся, то их не накажут за харассмент.

Однако есть и другой момент. Рэперы никак не прокомментировали, что были под воздействием наркотиков. Употребление запрещенных веществ преследуется законом. Статья 296 уголовного кодекса гласит: «Немедицинское потребление наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов в общественных местах наказывается штрафом в размере до 80 МРП либо исправительными работами в том же размере, либо привлечением к общественным работам на срок до 80 часов, либо арестом на срок до 20 суток». 

До вчерашнего дня Кисло-Сладкий и Bonah были в тренде и возглавляли всевозможные хит-парады. Так уж сложилось, что сегодня хип-хоп является главной музыкой современности, в том числе и в Казахстане.

Если верить стереотипам, то рэперы пишут тексты под кайфом либо как минимум один раз в жизни курили траву. «Все, что мы любим, — секс, наркотики» — поет в одноименном сингле исполнитель Jah Khalib. И не он один. Рэперы часто читают о наркотиках, сексе и алкоголе, но этому не придают должного внимания, более того, в тексты исполнителей большинство даже не вслушивается. Если уполномоченные органы проверят их творчество, то, возможно, выявят и пропаганду наркотиков.

Скриптонит признался в интервью Юрию Дудь, что баловался марихуаной. 

– Пол-литра водки с марихуаной в тебе действительно бывали? – спрашивал журналист.

– Да, почему нет, – невозмутимо ответил Скриптонит.

Другой рэпер, известный под псевдонимом Parfumer, Азамат Мейрамбек, относительно недавно рассказал газете «Время», что борется с наркозависимостью. С его слов, каждый третий человек от 16 до 25 лет в Алматы употребляет какое-либо вещество, проблема распространена и в шоу-бизнесе. Артист призвал молодых казахстанцев держаться подальше от этой пагубной привычки. 

Помимо истории с наркотиками, Парфюмера «захейтили» и за видеоролик, в котором он обещал заплатить «девушке экстра-класса», которая согласится поехать с ним на Лазурный берег, 20 тысяч долларов. Пользователи усмотрели в этом предложении оскорбление чести и достоинства всех девушек, как и в песне «Не ангиме» группы «Ирина Кайратовна».

«Нет, я рук не уберу, знаешь, чисто из-за принципа (Я – рыцарь, бля),
Я не строю принца из себя, ведь и ты не принцесса тоже, в принципе, сама
Цыпа-цыпа-цыпа-цыпа (Цыпа!)
Да ты явно заблудилась, ты по пьяни явно себе допустила», — говорится в тексте.

Звезда нашумевшего видео с камчой рэпер Жан Ахмадиев считает, что женщин можно и нужно бить для профилактики.

«Я сам никогда не поднимал руку на женщин, если поднимаю, то только камчу. Наши предки вешали кнут на самое почетное место в доме. Многие не понимают, зачем бить жену камчой. Но бить не значит прям до крови, я просто постукиваю по спине», — заявил он в эфире программы «Ел аузында».

В 2018 году в Сети появилось видео, на котором рэпер проводит «рейд» по улице Сейфуллина в Алматы и бьет камчой девушек легкого поведения. Действия музыканта вызвали большой резонанс. Позже выяснилось, что рэпер таким образом хотел пропиариться, а ролик был постановочным. В съемках приняли участие вовсе не секс-работницы, а супруга и знакомые Ахмадиева. По этой причине тогда ему удалось избежать ответственности.

Получается, что харассмент в отношении  Dequine  — далеко не первый случай в музыкальной истории, когда артисты открыто пропагандируют женоненавистничество и совершают преступления против девушек.

В парламенте долгое время идут обсуждения о включении статьи о домогательствах в административный кодекс. Полагаем, что харассмент в шоу-бизнесе должен ускорить этот процесс. Нужно рассмотреть вопрос об ответственности и за пропаганду домогательства.  

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен

В статье:
Loading...
Жанар Муканова -  вторник, 19 октября в 02:13
Оазис в центре Казахстана
Редактор -  воскресенье, 17 октября в 04:58
«Игра в кальмара» по-казахстански
Айнур Оразбекова -  пятница, 15 октября в 03:50
Новая пятилетка – старые проблемы: Шымкент и его 15 акимов
Жанар Муканова -  воскресенье, 10 октября в 10:26
Специфика деревенских доходов в глубинке Северного Казахстана

19 октября, вторник