«Глаз выкатывается, а лекарство так и не поступило»: С чем сталкиваются онкопациенты в РК

Несмотря на то что внимание к отечественной медицине под влиянием пандемии выросло в разы, проблем все еще хватает. Особенно в такой чувствительной специализации, как онкология. Поздняя выявляемость накладывается на дефицит ресурсов и перерастает в поток просьб и жалоб от пациентов с тяжелейшими диагнозами. Корреспондент ИА «NewTimes.kz» спросила у Минздрава, насколько пациенты охвачены помощью, и изучила, на что жалуются казахстанцы с онкодиагнозами.

«Глаз выкатывается, а лекарство так и не поступило»: С чем сталкиваются онкопациенты в РК
Фото: Pixabay

Онкология — проблема для Казахстана популярная. В пандемию же она стала еще острее: проблемы с поставками лекарств, нехватка мест в больницах и врачей, закрытые выезды в регионах лишь усугубили положение онкопациентов в стране. Где-то диспансеры переоборудовали в инфекционные стационары, а пациентов отправляли лечиться домой, где-то выходило из строя оборудование, а где-то еще до этого пациенты жаловались на закрытие онкокабинетов.

Читайте также: Онкобольные столкнулись с внезапными проблемами во время карантина в РК

При этом, например, в 2019 году в Казахстане выявили сразу 36 272 пациента с впервые диагностированным злокачественным новообразованием. «Лидером» стала ВКО — там обнаружили 4062 пациента с таким диагнозом.

Мы обратились в Минздрав с просьбой рассказать, насколько казахстанцы обеспечены онкологической помощью и хватает ли стране онкокабинетов и диспансеров.

«По итогам 2020 года онкологическая помощь взрослому населению осуществляется республиканскими организациями – АО «Казахский научно-исследовательский институт онкологии и радиологии» (далее – КазНИИОиР), АО «Национальный научный онкологический центр», 15 онкологическими диспансерами/центрами, 5 онкологическими отделениями и 452 онкологическими кабинетами.

По республике врачи-онкологи составляют 62% (263 врача), 38% (158 врачей) – совместители. Дефицит онкологов наблюдается в Костанайской, Алматинской, Мангистауской областях.

В целевой резидентуре по онкологии в 2020-2021 годах на базе КазНИИиР, кафедре онкологии КазНМУ им. Асфендиярова, КазМУНО обучается 15 резидентов, которые планируют трудоустроиться в регионах с низкой укомплектованностью штатов по окончанию резидентуры в 2021 году», — рассказали в ведомстве.

Читайте также: «Могли им помочь». Через что проходит казахстанский детский хоспис из-за карантина?

Несмотря на это, претензий от онкопациентов хватает. В частности, жалуются на дефицит специализированных кабинетов в регионах.

Некоторое время назад об одной из подобных проблем Алексею Цою писала жительница Аркалыка. Она сообщила, что в маленьких городах Костанайской области онкопациентам приходится очень непросто.

«Так, на сегодняшний день в Аркалыке отсутствует онкобольница (онкоотделение) и онковрач. Для подтверждения анализа онкологической болезни, обследования, лечения и выдачи таблеток людям приходится выезжать в Костанай. Выдача таблеток бесплатная, но стоит потратить денежные средства для их получения, а именно для покупки железнодорожных билетов, ГСМ для того, чтобы добраться из Аркалыка, а это ни много ни мало более 500 километров. Лекарства выдают только в онкодиспансере и на месяц, а каждый месяц ездить — это трата не менее 20 тыс тенге ежемесячно. Поэтому говорить о том, что лекарства выдаются бесплатно — это кощунство. Прошу рассмотреть вопрос о передаче выдачи лекарств онкобольным в Аркалыке, Рудном, Житикаре, а также в районах области через терапевтов, к которым прикреплены онкобольные. Это даже не просьба, а крик души, так как ежемесячно преодолевать более 500 км для получения лекарств накладно и тяжело.

Далее прошу вас доработать программу «Дамумед», чтобы все граждане могли записаться к любому врачу в области самостоятельно. Так как данная программа этого права нам не дает по причине того, что каждая медицинская организация самостоятельно определяет право записываться через программу больным. Так, для того чтобы попасть на прием в онкодиспансер Костаная, мне приходится неделями дозваниваться до регистратуры онкодиспансера, при этом мне могут отказать в приеме на необходимую дату. А это чревато тем, что я не получу вовремя таблетки, курс лечения будет прерван, а его прерывать нельзя. Я просмотрела обращения на вашем блоге и пришла к выводу, что более 90% вы либо ваши помощники не отвечают. Надеюсь, что мой вопрос вы все-таки рассмотрите и примите все необходимые меры, чтобы улучшить качество жизни онкобольных. Хочу добавить, что, если вы проигнорируете мою просьбу, буду вынуждена обратиться к нашему президенту», — написала женщина.

К слову, в том же самом ответе на наш запрос в МЗ напомнили, что вопрос об инициировании открытия дополнительных онкокабинетов в полномочиях местных чиновников.

«Организация и открытие кабинетов онкологов в регионах проводится в организациях ПМСП по инициативе руководства медицинских организаций», — пояснили в министерстве.

Читайте также: Надежды в разгар пандемии. Чем живут пациенты онкодиспансера Караганды

Не только в этом заключаются проблемы казахстанских онкобольных. Кто-то сталкивается с трудностями еще на этапе диагностики. Например, жительница Павлодарской области рассказала министру, как в поликлинике терапевт просто забыла выписать направления на предоперационные анализы пациентке со злокачественной опухолью.

«И сегодня, когда мама приехала в онкодиспансер для госпитализации, оказалось, что терапевт не поставила ее на портал. Забыла? Не успела? Не знала? Что за халатное отношение? Почему из-за ее нежелания работать должны страдать пациенты, терять свое здоровье? Это онкология! Человеку и так не в радость увидеть такой диагноз, а еще предстоит лечение. А из-за ненадлежащего исполнения должностным лицом своих обязанностей мы упускаем драгоценное время!» — посетовала женщина.

Другие пациенты жалуются на непрекращающиеся трудности с лекарствами. В декабре 2020 года пациентка столичного онкоцентра рассказывала, что врачи обратились за препаратом в управление здравоохранения, но она так и не дождалась помощи от чиновников.

«После ожидания почти полтора года рак медленно меня съедает, появилась опухоль в левом глазу размером 30 кубических сантиметров. Глаз от сдавления ослеп и закатился вверх. Нижнего века уже нет, чуть-чуть — и будет видна лицевая кость. Прошу вмешаться и помочь. Ответа не было месяц, и я вновь обратилась в блог 22 января 2021. …Опухоль в глазу уже 35 кубических сантиметров. Глаз начал выкатываться из орбиты наружу. А лекарство так и не поступило в стационар», — написала онкобольная.

Кроме того, есть трудности с записью, большие очереди, дефицит специалистов и перебои с медикаментами. Увы, пока проблемы решаются лишь по мере поступления, а большая часть чиновников закрывает глаза на их системность.

Loading...
Жанар Муканова -  пятница, 9 апреля в 03:04
Сердце отдаю детям…
Жанар Муканова -  пятница, 2 апреля в 10:31
Замкнутый круг насилия
Жанар Муканова -  четверг, 1 апреля в 10:47
Когда все фиолетово...

13 апреля, вторник