«Вы часто видите на улице колясочников?»: На что могут рассчитывать казахстанцы с инвалидностью

Примерно каждый 27-й казахстанец — человек с инвалидностью. Но мы не так часто сталкиваемся с ними в обычной жизни, потому что условия для их интеграции в общество не до конца развиты. Не все дороги готовы для поездок на коляске, а спецпомощников неслышащим людям вовремя не предоставляют. Корреспондент ИА «NewTimes.kz» изучила, сколько людей с инвалидностью живет в Казахстане, как их обеспечивает государство и с какими трудностями, несмотря на все принимаемые меры, они сталкиваются. А еще побеседовала с астанчанином-колясочником, который рассказал, что его больше всего возмущает как инвалида.

«Вы часто видите на улице колясочников?»: На что могут рассчитывать казахстанцы с инвалидностью
Фото: Unsplash

К 1 января 2020 года Минтруда насчитало в Казахстане 695 253 человека с инвалидностью — 304 905 женщин и 390 348 мужчин. Цифра внушительная, например, по численности жителей это равняется восьми Жезказганам или четырнадцати Щучинскам.

Среди регионов Казахстана лидер по инвалидности — Туркестанская область. Там живет 40 866 женщин и 53 262 мужчины с ограниченными возможностями.

Кстати, из общего числа людей с инвалидностью 91 573 человека — казахстанцы до 18 лет.

Из них 14 558 человек живет в Туркестанской области, 8757 — в Алматинской области и 6968 — в Алматы.

Чем государство обеспечивает инвалидов?

Министерство труда и социальной защиты утверждает: в стране работает многоуровневая система социальной защиты людей с инвалидностью. В нее входят поддержка в виде пособий, социальная реабилитация и обеспечение техническими средствами, предоставление услуг индивидуального помощника и специалиста жестового языка. 

В список технических средств реабилитации входят целых 55 видов гаджетов, среди которых, например, ноутбуки с веб-камерой для людей с нарушением слуха и мобильные телефоны со звуковым сообщением и диктофоном для лиц с нарушением зрения.

Читайте также: «Быть женой слепого сложно. Сложнее только быть слепым». История жизни необычной алматинской семьи

Естественно, люди с разными видами инвалидности получают и другую помощь в виде гигиенических средств, колясок, лекарств, а еще, конечно же, пособия. О том, хватает ли его на полноценную жизнь, можно спорить долго, но его размер постепенно растет.

По данным Минтруда, в 2014 году пособие в столице было в два раза меньше нынешнего. После введения режима ЧП размер пособия вырос еще немного. Теперь размеры государственного соцпособия по инвалидности выглядят так: I группа — 62 723 тенге, II группа — 49 983 тенге, III группа — 33 975 тенге.

Есть еще так называемое специальное госпособие: для инвалидов I и II групп — 4140, инвалидов III группы — 1778, детей-инвалидов до 16 лет — 2667 тенге.

Если человек воспитывает ребенка-инвалида, он должен получать пособие в размере 45 736 тенге.

«Вы часто видите на улице колясочников?». Краткая история астанчанина-колясочника

Арман попал в аварию, когда ему было 12 лет. В маленьком городе ЮКО, где он жил, не было сверхоборудования, но были хорошие врачи. Они спасли ему жизнь, но вот на ноги поставить не смогли. А когда им подсказали, что надо было экстренно искать деньги на операцию на позвоночнике, уже стало поздно. Мальчик навсегда остался инвалидом.

Сейчас Арману 25 лет, он передвигается на коляске ловчее многих людей, которые ходят пешком.

«Однако когда на меня напал урод и украл мой кошелек с пособием, догнать я его не смог», — смеется Арман.

Его отношение к таким историями философское, зато после вопросов о качестве жизни в Казахстане парень начинает нервничать и злиться.

«Недавно где-то прочел, что у нас почти 35 тыс объектов социальной и транспортной инфраструктуры почти на 100% адаптированы для таких, как я. Меня это так возмутило! О каких объектах речь идет? Даже в Астане такой статистики нет, мне кажется, я молчу про регионы, жил я раньше в ЮКО, знаю, о чем говорю. Да, например, в поликлиниках появляются кнопки вызова и подъемники, лифты. В ЦОНах тоже. В автобусах и то порой через крик приходится уговаривать вытащить пандус. Думаете, в мелком городе есть такие автобусы? Ага, конечно, сто штук», — саркастично замечает Арман.

Качество дорог и пандусы — одно из главных возмущений парня.

«На машине люди ездят и жалуются, что кочки. А представьте, каково это делать на коляске? Дай бог вообще доехать! Мне понравилось, что недавно где-то аким сел в коляску и прокатился. Это полезно, каждый чиновник должен погружаться в среду аудитории, с которой работает. Социальные сотрудники всякие должны вот так попробовать покататься недельку. А еще те, кто дорогами занимается. Вот в столице они зачем ремонтируют одни и те же дороги? Я живу на окраине, там ремонт один раз был полноценный, а так просто дыры латают. Зато какую-нибудь Кунаева будут по двести раз перестилать. А пандусы вы видели? Если я решу когда-нибудь сознательно умереть, просто скачусь с такого пандуса, и дело сделано», — смеется Арман.

Читайте также: Параллельный мир. Как выжить глухонемому человеку в Нур-Султане

Парень утверждает, что инвалидам сложно встраиваться в социальную жизнь не только потому, что ехать долго на коляске.

«Вы часто видите на улице колясочников? Нас нет в казахстанской жизни. Мы не вовлечены. Для нас нет работы, нет условий, нет дорог, почти ничего нет. У нас мало колясочников не потому, что нас мало, а потому, что выехать из дома невозможно. Университеты не адаптированы для нашей категории, работодатели не хотят связываться. Мои знакомые собратья по несчастью работают максимум в колл-центрах либо на себя, что-то делают своими руками. Но я хотя бы могу слышать и видеть, чему я бесконечно рад», — задумчиво подытожил Арман.

С какими трудностями сталкиваются казахстанцы с ограниченными возможностями?

Несмотря на бодрые отчеты чиновников от «социалки», выделяемые из бюджета миллиарды тенге и специальные программы, люди с инвалидностью до сих пор слабо интегрированы в общество и часто сталкиваются с нелепыми трудностями в духе отказывающего им в посещении соцработника или других подобных ситуаций.

Например, для неслышащих людей выделяют немало денег, например, у них есть возможность бесплатно получить услуги специального помощника или посмотреть новости, «рассказанные» сурдопереводчиком. Однако вот какая странность. Количество часов бесплатных услуг сопровождающего помощника ограничено, но чиновники не увеличивают бюджет на это дело. Зато тратят миллионы тенге на новости, которые в итоге получают телеканалы, просто нанимающие сурдопереводчиков.

Читайте также: На сурдоперевод для неслышащих людей в Казахстане тратят миллионы. На что они идут?

В январе редакция NT рассказывала о женщине из Темиртау, которая была вынуждена носить 14-летнюю дочь с ДЦП на руках. Причина проста: бассейн, куда девочку водят для реабилитации, не приспособлен для инвалидов. Бесплатное посещение чиновники предусмотрели, а вот оборудование — нет. Мама девочки тогда пожаловалась, что там нет кнопки вызова, а на входе стоит вертушка, через которую инвалидную коляску не протиснешь.

Кстати, с коляской тоже были проблемы: последнюю выдали в 2015 году, а вот новая не подошла девочке. Зато после выхода материала 14-летней Полине подарил коляску астанчанин, чему семья несказанно обрадовалась. А сколько еще таких семей в стране?

Кстати, в режиме ЧП люди с инвалидностью тоже столкнулись с проблемами. Им назначили пособие в проактивном режиме, но позже выяснилось, что получить смогут только работавшие ранее и совершавшие отчисления. Один из таких казахстанцев рассказал NT, почему это не только несправедливо, но еще и нелогично.

«Это удивительно, что такие требования ставят инвалидам, которых в обычной жизни никто не хочет брать на работу. Если бы у меня была возможность официально работать или заниматься бизнесом, я бы с удовольствием это сделал. Не от хорошей жизни я выживаю на пособие по инвалидности. Я ждал хоть какой-то дополнительной помощи от государства», — возмутился Аслан Акмагамбетов.

С работой у казахстанских инвалидов действительно бывают проблемы. Часто стоит полагаться только на социально ответственные организации или проекты, которые нацелены на трудоустройство инвалидов. Например, так появилось первое в Казахстане кафе с глухонемым персоналом. Его открыл в столице врач-анестезиолог Азамат Базылов после того, как его старшему брату присвоили инвалидность III группы.

«Нам не каждый даст возможность работать. Хотя многие мечтают работать официантами или поваром. Об этом месте я узнал от друзей и ни разу не пожалел, что переехал в столицу. Думаю и дальше развиваться», — рассказывал тогда журналистам помощник администратора Ринат, который ради этой работы переехал из Талдыкоргана.

Обучившиеся в высшем медицинском колледже Нур-Султана инвалиды по зрению становятся отличными массажистами, а астанчане, получившие группу инвалидности после лечения в центре психического здоровья, возвращаются к обычной жизни в ЦПСР. Такую аббревиатуру носит центр психосоциальной реабилитации — место, где люди с ментальными заболеваниями в том числе обучаются полезным навыкам вроде шитья, вязания, готовки и даже изготовления мебели. И так они могут не только проводить время и социализироваться, но еще и зарабатывать на жизнь.

Читайте также: Рост аутизма и труд как спасение. Журналистка NT узнала, как астанчан лечат от психических заболеваний

Однако люди с инвалидностью в Казахстане действительно до сих пор крайне мало вовлечены в жизнь общества. И решить эту проблему — большая задача, которая остро стоит перед чиновниками.

Loading...
По теме:

10 июля, пятница