Дефициты от А до Я: Все о кризисе с углем, бензином и электричеством в Казахстане

С наступлением осени казахстанцев как будто решили проверить на прочность. С начала сентября страну окутала череда дефицитов. С приближением холодов жители разных уголков страны начали жаловаться на нехватку угля, затем электроэнергии и наконец, дизтоплива. Это еще не говоря о резком скачке цен на продовольственные товары. Список, как вы понимаете, можно продолжать бесконечно. Корреспондент ИА «NewTimes.kz» решила рассказать более подробно о том, что пришлось пережить казахстанцам, а также как государство пыталось решить все проблемы и аргументировало свои действия.

Дефициты от А до Я: Все о кризисе с углем, бензином и электричеством в Казахстане
Фото: Коллаж ИА «NewTimes.kz»

С начала 2021 года Казахстан начал потихоньку восстанавливаться от коронавирусного кризиса и возвращать на прежний уровень объемы внешней торговли, производства и в целом экономики. Однако кризис все-таки настиг казахстанцев. Каким же образом? Дело в том, что спрос на электричество, твердое и дизельное топливо растет, а производство отстает. А из-за «регулируемых» цен государством, происходит нехватка, то есть дефицит.

О дизтопливе и бензине

Как рассказали аналитики  Ranking.kz, бензин и дизель вывозят в соседние страны, где он дороже, а себе оставляют «какую-то» часть. Однако забывают, что многие грузовики заправляются под завязку в Казахстане перед выездом в РФ, а затем приезжают с пустыми баками оттуда. И вот так собственно все и начинается.

Эксперты сами в недоумении от такой парадоксальной ситуации.  Они утверждают, что при модернизации нефтеперерабатывающих заводов (к слову, их у нас в стране три: Атырауский нефтеперерабатывающий завод, Павлодарский нефтехимический завод и Шымкентский нефтеперерабатывающий завод «ПетроКазахстан Ойл Продактс») были учтены и заложены в планы внутренние потребности в топливе, и на текущий момент эти потребности НПЗ перекрывают. Но с другой стороны – год за годом, особенно в «плодоовощной период», дешевое топливо из страны фактически «вымывается» транзитным потоком транспорта.

«В итоге на рынке возникает искусственный дефицит, что ведет к необходимости закупки ГСМ в тех же странах, куда ушло дешевое казахстанское топливо, но уже по более высокой стоимости. То есть ГСМ в РК дорожают, потому что дешевые. Поясним, по ценам на бензин Казахстан входит в топ-10 самых «дешевых» стран мира. А по ценам на дизельное топливо находится на 21 месте из 167-ми», – сообщили аналитики.

А теперь расскажем все по порядку. Впервые о нехватке дизтоплива заговорили еще в августе, а потом и в сентябре. Тогда актюбинские фермеры рассказали, что не могут завершить все необходимые полевые работы из-за нехватки топлива, отметив, что оно еще и резко подскочило в цене.

«Уже со всех  районов начинают поступать сигналы: Темирский район, Байганинский район, что на заправках нет топлива. В  городе тоже не во всех заправках, есть только там, где по 220 тенге продают. А это очень дорого», – рассказал председатель ассоциации «Фермерский центр Актобе» Марлен  Баймаганбетов.

Но даже через месяц ситуация не изменилась. Так, в октябре стало известно, что в Актюбинской области из-за срыва поставок сжиженного газа водители не могут заправить машины. На многих АЗС топливо продавали только по талонам. Однако дешевле чем 70 тенге за литр его уже не могли найти. 

Между тем в акимате Актюбинской области объяснили нехватку дизтоплива и бензина задержками поставок.

«В связи с большим объемом отправляемых грузов АО «Казахстан Темир Жолы», с начала месяца произошла отгрузка, задержка отгрузки, отправки вагонов-цистерн. На сегодня 25 вагонов-цистерн, около 900 тонн, прибыли в город Актобе и находятся на стадии разгрузочных работ на газонакопительных станциях», – заявил руководитель отдела управления энергетики и ЖКХ Актюбинской области Самат Лепесов.

Также чиновники заявили, что к концу года в регионе будут продавать исключительно коммерческий газ, цену которого формирует биржа. Понятие «социальное топливо» постепенно уйдет в прошлое. И вмешиваться в ценовую политику в акимате больше не собираются.

Аналогичный топливный кризис настиг и Уральск.

С раннего утра 27 сентября водители в поисках топлива объезжали весь город, но безуспешно. Если и удавалось найти заправки, то солярку отпускали только по талонам.

«В Казахстан заезжаешь, стоят три заправки на границе в Сырыме, ни на одной из них нет топлива. Все ищут, все ждут. Я вот только что заправлялся, дали только 100 литров, а мне ехать еще в Актобе. Где есть топливо, оно очень дорогое, на всех заправках лимит, но в основном его нет. В Актобе говорят вообще нет топлива», поделился дальнобойщик Алексей Тинько. 

Также о росте цен на горюче-смазочные материалы высказался министр энергетики РК Магзум Мирзагалиев. По его словам, цена на ГСМ не будет регулироваться

«Невозможно регулировать, потому что при обсуждении цены на ГСМ мы должны помнить о двух вещах – независимости от цены на мировой Brent, а также цене подрядчика», – сказал министр на пленарном заседании сената.

Глава Минэнерго также добавил, что дефицит дизтоплива в этом году связан с большой разницей в цене по сравнению с соседними странами.

Он перечислил предпринимаемые в данном направлении ведомством меры.

«По цене сейчас мы системные изменения разрабатываем и, самое главное, здесь: первое – три НПЗ сейчас претерпевают плановые и внеплановые реконструкции, мы должны определить их сроки, второе – формирование нашей материально-технической базы запаса и третье – контроль ГСМ. В каждой нефтяной базе необходимо соответствующее оборудование. Сейчас такие вопросы нами прорабатываются. И до конца года мы будем вносить соответствующие изменения», − отметил министр.

Важно сказать, что дефицит дизтоплива в стране породил не только проблемы для транспортных компаний, КТЖ и повлиял на обеспечение стабильной деятельности коммунальных дорожных служб, но и отразился на  росте цен на продовольственные товары. Решить такую масштабную проблему в правительстве решили, продлив запрет на  вывоз дизтоплива и бензина в другие страны.

12 ноября совместный приказ о запрете вывоза дизтоплива и бензина из Казахстана подписали министры энергетики, финансов и внутренних дел.

В документе говорится, что запрет вводится на шесть месяцев с 21 ноября.

«Вводится запрет на вывоз с территории РК автомобильным транспортом бензина, дизельного топлива и отдельных видов нефтепродуктов, за исключением смазочных масел и вывоза в бензобаках, предусмотренных заводом – изготовителем автомобильных транспортных средств, а также в отдельных емкостях объемом не более 20 литров», – говорится в приказе.

Об электричестве

Электричество нельзя вывезти в баке, и поэтому пользователи – майнеры сами сюда приехали и потребляют дешевый товар на месте. Но обо всем по порядку.

4 ноября в KEGOC («Казахстанская компания по управлению электрическими сетями») заявили об аномальном росте потребления электроэнергии в Казахстане, что привело к ее дефициту.

«В настоящее время в ЕЭС Казахстана сохраняется непростая обстановка, связанная с балансом электроэнергии и мощности. Это связано с высокими темпами роста потребления электроэнергии. Так, за прошедшие 10 месяцев 2021 года в сравнении с аналогичным периодом 2020 года рост потребления электроэнергии составил 11,6 % по южной зоне, 5,7 % по северной зоне и 7,5% по западной зоне. В часы максимальных нагрузок потребление мощности превышает прошлогодние значения более чем на 1500 МВт», –сообщил нацоператор.

В KEGOC пояснили, что «аномальный рост потребления связан в первую очередь с увеличением доли потребителей, осуществляющих цифровой майнинг», а также с тем, что значительная часть энергоустановок на электростанциях находится на аварийном и внеплановом ремонтах.

И уже на следующий день в Минэнерго предсказали дефицит энергетики в РК из-за «серых» майнеров.

«Нет, мы дефицита не видим. Наша энергосистема работает стабильно, но нам необходимо, конечно же, принимать срочные меры для того, чтобы снизить потребление со стороны «серых» майнеров, иначе это действительно повлияет на нашу энергобезопасность», − сказал первый вице-министр энергетики Мурат Журебеков. 

Ранее сообщалось, что Минэнерго РК отмечает высокий уровень потребления энергии. 

«Энергопотребление растет на 1-2% в год. За эти 10 месяцев мы отмечаем высокий рост, который составляет 8%. И это достаточно большой рост потребления. Речь идет о 100-1200 мВт электроэнергии. Конечно же, мы это связываем с потреблением со стороны майнеров. У нас есть около 50 майнинговых дата-центров, которые законно зарегистрированы», − сказал Журебеков.

Он также добавил, что в Казахстане появляются все больше так называемых «серых» майнеров – теневых субъектов. Тому способствует также закрытие майнинговых ферм властями КНР. 

«Многие из них перекочевали в нашу страну. Это, соответственно, влияет на наш баланс электроэнергии», − отметил Журебеков.

Буквально через три дня KEGOC ввел ограничения на поставку электроэнергии в часы пик в Восточно-Казахстанской области. Причиной такой ситуации стал – дефицит мощности электроэнергии в Казахстане.

«С 8 ноября 2021 года национальный оператор КEGOC  ограничивает  подачу электроэнергии в часы пик в адрес «Шыгысэнерготрейд» –  с 07.00 до 11.00 и с 17.00 до 23.00 часов. KEGOC заявляет о необходимости сокращения потребления электроэнергии до 130 МВт», – информировал генеральный директор ТОО «Шыгысэнерготрейд» Талгат Кайркенов.

Позже на веерные отключения электричества пожаловались жители Глубоковского района, района Алтай и Шемонаихи. Кроме того с регулярными отключениями электричества столкнулись и в южном регионе страны, а именно в Шымкенте. Жители мегаполиса рассказали, что сначала электричество отключали редко, а затем регулярно, и так во многих районах города.

«В этом доме по улице Гагарина, 24 электричество начали отключать на полчаса, потом дольше. Вчера без света сидели пять часов. В доме много инвалидов и людей пожилого возраста, и такая проблема в Шымкенте не в одном районе», – рассказывает Ирина Курлова.

Городские коммунальщики попросили жителей не паниковать и набраться терпения. Вся проблема в том, что из-за нехватки газа потребление электроэнергии в городе выросло до максимума.

«На сегодняшний день из-за нехватки газа потребление электроэнергии в городе выросло до максимума. В связи с этим АО KEGOC  регулирует нагрузку напряжения на шинах ВЛ-220 кВ с временным отключением линий 110 кВ (частично). Это способствует безаварийной работе магистральных линий 500 и 220 кВ», – пояснили в акимате.

Без электричества остались и жители Акмолинской области. В Сети появилось обращение жителей сел Караоткель и Каражар Акмолинской области, которым 23 ноября отключили электричество.

«У нас нет ни воды, ни тепла. Почему линии электроэнергии до сих пор не переданы единственной лицензированной организации – АРЭК?  Депутат маслихата Ибраев на приеме сказал, что не может организовать передачу госимущества частной компании. Вот и получается, что специализированная организация не может обслуживать нас. А акимат сельского округа, у которого на балансе нет даже электрика, должен своими силами искать и восстанавливать повреждения при авариях. Где логика?» – говорится в обращении.

В пресс-службе акимата ответили, что отключение произошло в связи с неблагоприятными погодными условиями, повредились основная и резервная кабельные линии. 

Ситуация с дефицитом электроэнергии стала набирать обороты. Так стало известно, что Россия начнет поставлять электроэнергию в Казахстан. Об этом сообщил вице-премьер РФ Александр Новак. 

«Компании должны  между собой заключить коммерческий договор, провести переговоры. Такой запрос есть и, в принципе, такие возможности поставок тоже есть. Мы об этом говорили сегодня и вчера. Поэтому в ближайшее время наши компании проведут переговоры», отметил Новак на торжественном заседании участников Каспийского трубопроводного консорциума (КТК).

Впоследствии дефицита электроэнергии в стране начались кадровые перестановки.

24 ноября на внеочередном собрании акционеров АО «KEGOC» были прекращены полномочия в качестве председателя правления и члена совета директоров АО «KEGOC Бакытжана Кажиева.

«Решением внеочередного общего собрания акционеров АО «KEGOC» председателем правления сроком на три года был назначен Каныш Молдабаев», – сообщили в компании.

Также в компании отметили, что эта была личная инициатива Кажиева. Но так ли это на самом деле, мы уже не узнаем.

О твердом топливе

С наступлением первых холодов жители Алматинской, Кызылординской области, а также Усть-Каменогорска стали массово жаловаться на нехватку угля в их регионах.

Первыми о дефиците сообщили жители дачного массива Капшагая Алматинской области. Они рассказали, что не могут приобрести уголь, а тем, кому все же удается достать твердое топливо, приходится покупать его по завышенной цене.

«Обещали в сентябре. Уголь в тупик привозили, толку не было. Уголь забирали фуры, двадцатитонники. Нам, местным, угля так и не досталось. Пришел мороз, вынуждены покупать мешками. Мешок 1200 тенге стоит», – рассказал житель города Олег Видеман.

Больше всего от сложившейся ситуации страдают многодетные семьи и пожилые люди. Пенсионерка Елена Фазлыева большую часть средств тратит на покупку угля в мешках.

«На базе угля нет. Во всяком случае, в ближайшее время его не будет. Никто ничего не говорит», – заявила жительница города Елена Фазлыева.

Столкнулись с дефицитом угля и жители Усть-Каменогорска. Один из жителей Уланского района ВКО на железнодорожном тупике, расположенном в левобережной части Усть-Каменогорска, облил себя горючим и грозился поджечь. И все это из-за нехватки угля. Мужчина рассказал, что несколько дней он стоял в очереди за твердым топливом и уже отчаявшись, решил пойти на такой шаг.  

Сотрудники полиции забрали у мужчины канистру и успокоили его. Руководство базы и представители акимата, которые подключились к урегулированию конфликта, решили выдать ему уголь.

В такой же критической ситуации оказались и жители поселка Саксаульский Кызылординской области.

Сельчане обратились к журналистам с просьбой довести до местных властей тяжелые условия их существования. Ведь более двух тыс семей столкнулось с проблемой обогрева своих домов. Людям просто негде купить уголь.

«Угля нет даже за деньги. Не знаем уже чем отапливать дом, не осталось даже навоза. Дети малы еще, простывают. Вениками собираем с земли остатки угля на тупиках в ведра», – сетует пожилая жительница села.

Пока у некоторых казахстанцев почти не осталось навоза, которым можно было хоть как-то поддерживать тепло в доме, министр индустрии и инфраструктурного развития Бейбут Атамкулов заявил, что дефицит угля в стране искусственный.

«Мы уже отгрузили 94% угля по заявкам областей. И на сегодня у нас перевыполнение плана по сравнению с октябрем прошлого года. Отгрузка стабильная, мы идем с перевыполнением по карьерам. Дефицит искусственный», – заявил министр.

Ранее в мажилисе Бейбут Атамкулов назвал максимальную цену за тонну угля в разрезах – 5700 тенге. Это заявление возмутило многих казахстанцев.

Позже за эти слова пришлось оправдываться в  МИИР РК. Они рассказали, по каким ценам отпускают уголь основные производители в Казахстане.

«Согласно данным бюро национальной статистики, средняя цена угледобывающих предприятий, в том числе АО «Шубарколь комир», АО «Каражыра», ТОО «Майкубен-Вест», ТОО «Богатырь комир» и других, составляет 5600 тенге за тонну. Кроме того, при реализации угля на товарной бирже устанавливается ценовой коридор, в котором цена заявки на продажу угля не может быть ниже 98% и выше 102% от базовой цены. Таким образом, предусматривается механизм рыночного колебания цены (рост и снижение цены) и учитывается спрос со стороны покупателей», – отметили в ведомстве.

Также в МИИР РК рассказали, почему у отечественных компаний разная цена на уголь.

«Себестоимость добычи угля у каждого угледобывающего предприятия разная. На себестоимость добычи влияют горно-геологические условия месторождения, технология добычи, комплекс механизации, система разработки и другие факторы. Также в себестоимости добычи угля имеются расходы на оборудование, электроэнергию, топливо, социальные обязательства и прочие статьи», – объяснили в ведомстве.

Они добавили, что розничная цена угля формируется из отпускной цены, стоимости доставки в регион, цены аренды или содержания ж.-д. тупиков, стоимости работы персонала, содержания техники для разгрузки/погрузки угля, а также торговой наценки региональных компаний – реализаторов угля.

«Рост цен происходит именно за счет перекупщиков на местах, которые завышают цену до 25 тыс тенге за тонну. При этом средняя цена угля на ж.-д. тупиках составляет 13 тыс тенге за тонну в Нур-Султане», – рассказали в МИИР РК.

Подытоживая все выше перечисленное, очень сложно сказать, когда в нашей стране закончатся все эти энергетические дефициты, и когда власти научатся заранее предотвращать такие кризисные ситуации, а лучше вообще их не допускать. Но мы как всегда надеемся только на лучшее!

Читайте также: Дешево или дорого: Парадокс цен на дизтопливо и бензин в Казахстане

Loading...
Жанар Муканова -  среда, 26 января в 10:42
Газ не для нас
Жанар Муканова -  вторник, 25 января в 02:00
Быть или не быть банкротом – вот в чем вопрос

28 января, пятница